* ГЛАВА 8. "ЦАРСКИЕ ВОЛКИ" НА ТРОПЕ ВОЙНЫ.(1993 г.) Отряд русских добровольцев участвовал в боях не только под Вишеградом, но и в других районах Восточной Боснии. Тропа войны - это путь, проделанный ими. "Царские волки" приехали воевать и потому они бросались в самое пекло, где назревали горячие события. Вернемся, читатель, чуть назад во времени. Ас, как вы помните, расстался с РДО-2, со своими "Царскими волками". Те из-под Вишеграда в конце января 1993 года убыли в Прибой - прифронтовой город в северо-восточной Боснии. Обстановка тут была поспокойнее. Не было той дикой, непримиримой "вишеградской" сербо-мусульманской ненависти и вражды. Здесь, в округе Прибоя несколько мусульманских сел были нейтральны или даже дружественны сербам. Иные босняки-мусульмане воевали в рядах сербского ополчения, а один "правоверный" даже командовал сербским отрядом. "Волки" разместились в двух домах на окраине Прибоя, разжились 82-мм минометом и грузовиком, став диверсионно-ударным подразделением в составе сербской бригады. Командиром миномета стал Монархист. Командовал отрядом, численность которого колебалась в переделах восьми-двеннадцати человек, майор-"афганец" Эдик. В январе 1993-го он вместе с Асом планировал боевые операции "волков" в Вишеграде. И здесь, в Прибое, его боевой афганский опыт очень оказался кстати. В Прибое шла позиционная война. Но жизнь "Царских волков" не была скучной. Русские постоянно выходили на разведку и корректировку огня. Наведение таким образом сербских орудий на цель опасно вдвойне - на нейтральной территории или в мусульманском тылу можно столкнуться с превосходящим тебя противником, а можно попасть и под свои же снаряды. Таким вот образом 15 февраля 1993-го при обстреле мусульманских позиций на высоте Гршыч одессит Женя "удачно" скорректировал огонь на себя. Обошлось почти без жертв, лишь был легко ранен к своей радости один серб. Напомню, Женя - это неудавшийся коммерсант, подавшийся в добровольцы скорее от скуки и тут нашедший себя боец. Его храбрость в январских боях под Сетихово поражала Аса.

    x x x

Через пару дней несколько русских провели разведку. Перед бойцами лежала поросшая смешанным хвойно-лиственным лесом местность. Примерно в семи километрах от Прибоя поднималась гора Славкова-Брдо. Она была бельмом на глазу, точнее - на положаях сербской бригады. С вершины хорошо просматривались окрестности города. А это означало, что позиции мусульман на этой высоте представляли для него определенную угрозу. Дорога от Прибоя на занятую "турками" Тузлу шла на запад, постепенно уходя вниз, петляя серпантином по вражеской земле и просматриваясь в дневное время со стороны сербской территории на протяжении пары километров. Чтобы отодвинуть линию фронта, поставить ближайшую местность под контроль, и необходимо было захватить высоту Славкова-Брдо, которую эта дорога огибала с севера, а если смотреть со стороны сербов - с правой стороны. Русские должны были сбить окопавшийся там мусульманский отряд. Линия фронта проходила всего километрах в пяти от Прибоя. Здесь у сербов действовал танк Т-55. На башне его белой краской, большими буквами были выведены имена двух сербов, за которых мстил экипаж. Танк часто выдвигался в направлении противника и открывал по мусульманским позициям огонь прямой наводкой, подавляя их огневые точки. "Отработав" чуток орудием, он уходил назад, чтобы потом снова выкатиться на линию огня в другом месте. Танк причинял мусульманам много хлопот и те начали свою охоту. На участок фронта было переброшено подразделение "противооклопников", борцов с бронетехникой. И стоило танкисту чуть замешкаться, в машину ударил огненный змей ПТУРСа - управляемой противотанковой ракеты. Взрыв разорвал броню, и танк запылал погребальным костром - из его стальной утробы не выбрался никто. Так он остался стоять - обугленным памятником тому бою и указателем линии фронта, которую на этот раз предстояло передвинуть на запад. Танк был уничтожен за несколько дней до описываемых ниже событий. Разведчики утром осторожно двинулись к горе по засыпанной снегом земле, прячась в перелесках. Шли цепочкой за проводником, на расстоянии пяти-семи метров друг друга. Они страховались. Если боец вытянул не ту карту из колоды судьбы и наступил на мину, то ее взрыв должен поразить только его и не зацепить товарища. (*Эта привычка отрываться от попутчика и убегать вперед сохранялась у Петра Малышева и в России). А через несколько часов, продрогшие насквозь от лежания на снегу, они грелись у печки. Разведчики оценили расклад сил. На высоте располагался хутор. В кирпичных домах его были оборудованы огневые точки и наблюдательный пункт. Впереди села, в мелких, скрытых деревьями окопах, там и сям вырытых в каменистой почве, находилось мусульманское подразделение. Никакой серьезной техники обнаружено не было. Незадолго перед боем Эдик по делам отъехал из расположения русского отряда, оставив своим заместителем Мартына. Этот невысокий, рано поседевший доброволец и разработал вместе с другими добровольцами план операции, или акции, как назвают их сербы. Двухэтажный дом с красной черепицей на окраине Прибоя ничем не выделяется из многих других, себе подобных. Да и вся-то разница - крыша четырех- или двускатная, сильно ли обшарпаны стены осколками да висит ли на заборе "смертовница" - небольшой листок бумаги, лаконичное сообщение, что такая-то община и воинская единица скорбят о гибели воина, павшего в бою. В освещенной комнате собрались добровольцы. Играет магнитофон. Сербская мелодия, несущая плавный ритм, неторопливый, но накатывающийся волна за волной, являет собой слепок сербской души - упрямой, горячей, но неторопливой... Сербская кассета заменяется на русскую. Высоцкий и Розенбаум режут воздух словно клинком или автоматной очередью, разгоняя и сигаретный дым, и пелену сербской музыки, явно несущей след многовекового мусульманского господства. Обсудив детали операции, "волки" разбились на штурмовую группу в составе шести бойцов и группу огневой поддержки. Последнюю возглавил Монархист. Ему, человеку почти что непьющему, был присвоен радиопозывной "Водка". Штурмовая группа имела свой позывной "Ракия". Русский язык в эфире давал мусульманам меньше шансов в случае радиоперехвата понять суть команд и ситуации. Они шли во мраке по разведанной тропе, стараясь ступать бесшумно. Плотно пригнанная аммуниция не выдавала их предательским лязгом. Взмокнув от пота и напряжения, они несли на себе смертельный груз. В любой миг мрак ночи могла разорвать вспышка взрыва противопехотной мины, и боец повалится в снег с ногой, превращенной в лохмотья кровавого мяса с торчащими обломками костей. Тебя может уже рассматривает в прибор ночного видения мусульманский передовой дозор. Пальцы врагов уже лежат на спусковых крючках винтовок с прицелами, в окулярах которых ночь кажется облитой ярким светом луны, и твой силуэт так четко вписывается в перекрестье прицела... Фактор внезапности может быть утерян, и вся группа движется в ловушку, и петля эта все туже затягивается с каждым шагом бойца. Севернее дороги, на пригорке русские установили свой 82-миллиметровый миномет. Командовавший расчетом Монархист был внешне спокоен, не выражая никаких эмоций. Бог хранил русских. Они вышли к дороге, к подножию Славкова-Брдо. И с рассветом "Царские волки" бросились в атаку, открыв огонь из всех стволов. Гранатомет послал пару фугасных "комет" в сторону мусульман, их разрывам вторили тромблоны. Действуя парами, где попеременно один делает рывок, а второй его прикрывает, русские карабкались на высоту. Они стали забрасывать траншеи гранатами. Автоматные очереди секли сучья деревьев, не давая бойцам противника высунуться из окопов. "Волки" вытеснили мусульман из окопов, и теперь те отошли к домам и стали огрызаться автоматными очередями. Если из окопов "турок" выбили, застав врасплох, то лобовой штурм хутора мог привести к большим потерям. Перебегая от окопа к окопу Женька-Одесса получил пулю в мякоть ноги. Пулеметные очереди стали вжимать русских в землю. Петр Малышев по радиостанции вызвал и стал корректировать огонь миномета, крича Монархисту в рацию: - Водка! Я - Ракия! Прием! - Я - Водка! Ракия, прием! - Перенести огонь из миномета на сто метров на юг! - Я - Ракия! Недолет. Еще на пятьдесят метров на юг! Игорь нащупал мусульман и мины стали ложиться в цель. Над хутором взметнулись дымные фонтаны разрывов. Полетели брызги черепицы, вспыхнул один дом, другой. После ряда удачных попаданий по хутору "турки" стали отступать, накрываемые огнем стрелкового оружия и миномета. Перенеся огонь миномета еще дальше, "волки" заняли хутор. Оттуда были видны несколько убегающих бойцов. Одного из них сняла очередь, но другие были уже далековато. И Петр Малышев, захваченный бешеным азартом боя, опять вызвал Монархиста. - Попал!!! - закричал он в микрофон после очередного взрыва мины. - Куда? - В муслика! Убегавший мусульманский боец был накрыт прямым попаданием мины. Еще один был поражен осколками следующего взрыва. Высота была взята и линия фронта отодвинута дальше, на запад. Мусульмане впоследствии объявили, что в ходе этого боя потеряли только убитыми девять своих бойцов, стандартно сообщив также об очень больших потерях "четников". Реально же русские потеряли только одного добровольца раненым.

    x x x

После этого боя "волки" позволили себе немного расслабиться. Раненый Женя был отправлен в госпиталь, где и провалялся несколько дней. Когда эта стерильная тишина и тоска осточертела, он упросил сербов отвести его в Прибой, к своим, благо рана была несерьезная. Сербы просьбу раненого русского уважили, дали "Ситроен" с водителем. Но когда машина петляла по дороге у окраины Прибоя, вдали послышались громкие хлопки. И по мере того, как база отряда становилась все ближе, они становились все громче. Женя пригласил водителя зайти на чашку кофе. Оказалось, что наши ребята хорошо "приняли на грудь" и теперь развлекались, швыряя гранаты в ближайший огород. (Так был израсходован целый ящик.) И первый, кого они встретили, был пьяный Рыжий, приветствовавший Одессу с крыльца жестом окосевшего Цезаря: - А-а-а Папа приехал! (Женя был его крестным отцом.) В этот момент грохот взрыва сотряс округу, и серб, поспешно отказавшись от кофе, счел за благо поскорее отсюда уехать. Отсутствие активных боевых действий провоцировало русских на самостоятельные действия и развлечения. Три дня спустя Хозяин. -так звали добровольца, ранее воевавшего в Карабахе, а потом в составе первого "разлива" - и Малышев в пьяном виде гуляли по нейтральной полосе, не обращая внимания на интенсивный огонь, который вел по ним противник. Пули их, как заговоренных, не брали. Ушли они оттуда невредимыми, заставив мусульман извести на них массу дефицитных тогда патронов. На войне человек подвергается чудовищным испытаниям на прочность. Напряжение все время накапливается в тебе, и время от времени его, этот зловещий сгусток, нужно сбросить. Всегда лучше приоткрыть клапан, чем ждать пока котел взорвется. Легко быть трезвенником в спокойной, уютной жизни, и то мало кому это удается. А вот когда каждый день может стать для тебя последним, твою жизнь может оборвать один из бесчисленных кусочков металла (летящих пока мимо) и мир взовется в ослепительной вспышке боли - здесь дело совсем иное.

    x x x

10 марта 1993 года отряд потерял Дмитрия Чекалина. В тот день под Прибоем три сербские бригады, перейдя в наступление, провели успешную атаку на мусульманские позиции у горы Бани-Брдо. "Царские волки" действовали в составе Второй Маевицкой бригады. К исходу дня было захвачено шесть высот и четыре села. Сбитый с позиций противник бежал, оставив на поле боя тела пятнадцати убитых. Потери сербов составили двое убитых и четверо тяжелораненых. В тот день, в бою за село Преловина, у холма, известного как высота "541", закончился земной путь Дмитрия. В скоротечной, горячечной схватке он слишком далеко вырвался вперед и оказался на пути отступающего мусульманского подразделения. Его изорванное осколками тело нашли потом. На пальце руки - кольцо от гранаты. Как обручение со Смертью. Мы не знаем, какими были последние секунды жизни этого двадцатидвухлетнего воина. Может быть, Дмитрий бросал гранату, и чужая пуля, попав в нее, заставила сдетонировать запал. Пуля могла попасть и в бойца - но взрывы висевших на нем гранат скрыли все следы. В гранате случайно мог оказаться диверсионный взрыватель, который срабатывает сразу. А может быть, Чекалин сам бросил себе ее под ноги, не желая познать унижений плена. Ведь рожок его автомата был пуст, а белый масхалат не давал возможности быстро достать новый магазин из "лифчика". И если он сделал себе русское харакири, то именно так поступили тысячи наших соотечественников-воинов в этом кровавом веке. Может быть, ты видишь нас из мира теней, Дмитрий. Ты стал частью легенды, славный воин и прекрасный человек. Ты презирал смерть и боролся за правду, остро чувствуя несправедливость и не соглашаясь с нею. В семнадцать лет ты бросился в разрушенный подземной бурей Спитак, где среди руин бродили сонмы призраков. А потом дрался за русских в Приднестровье... Горечь потери омрачила русским победный день. Общая же картина сражения за Преловину и эту высоту такова. Возле села с севера на юг проходила дорога, которую и надо было поставить под контроль. Она огибала холм, на котором среди садов были разбросаны двухэтажные домики - село Преловина. Там держал оборону "турецкий" взвод. Нейтральная полоса, открытая местность между дорогой и себскими позициями, хорошо простреливалась с занятого мусульманами холма. Дома фактически были превращены в узлы обороны. Выдвинувшись ночью на позиции, русские в белых масхалатах незаметно для мусульман, двигаясь на юг, прошли открытый участок и залегли в кустарнике около дороги. Кроме стрелкового оружия и большого количества ручных гранат, русские имели гранатомет РБ и два одноразовых -"Золи". Едва рассвело, отряд перешел дорогу и с налету захватил несколько домов. Деревья еще стояли без листвы и не мешали обзору. Применяя гранатометы, ведя огонь из автоматов и забрасывая дома гранатами, добровольцы стали вытеснять "турок" из села. Одна из групп "волков" прошла вдоль дороги, по западной окраине села, поставив мусульман под угрозу окружения и огненного мешка. Тогда-то Дмитрий и вырвался вперед. Наступление "царских волков" прикрывала батарея из двух 82-мм минометов - русского и сербского. Противник быстро пришел в себя и начал яростно огрызаться... Но преимущества укрепленной позиции были уже утеряны, а огненный ливень и неукротимый напор русских заставили мусульман отступить. Этот бой знаменателен еще тем, что вместе с русскими в бой шел серб-кинооператор, причем шел до конца. Сопровождавший его серб-охранник удерживал оператора от порывов пойти в атаку, в пекло чуть ли не впереди наступавших русских. (*Пленка сохранилась в Боснии.) Увы, оплаченная такой ценою победа в бою оказалась потерянной. После взятия села добровольцы прождали более двух часов "положайщиков", которые должны были удерживать перенесенную сюда линию фронта. Те же подошли слишком поздно, поэтому дальнейшее наступление потеряло смысл. Противник незамедлительно попытался взять реванш. Мартовские дни проходили в тяжелых перестрелках с мусульманами, в ход шли 120-мм минометы и ПТУРСы. Так, русскими 21-го марта был произведен обстрел села Кршылы - одного из прифронтовых населенных пунктов, удерживаемых "турками". Прошел тяжелый позиционный бой. "Царские волки" и мусульманские бойцы провели интенсивный, но малорезультатный обмен любезностями. Противники обрушили друг на друга шквал огня. Отряд уже собрался возвращаться на исходный позиции, когда раздался страшный взрыв - и над селом поднялся столб огня и дыма очень внушительных размеров. Это Монархист удачным попаданием из миномета уничтожил мусульманский склад боеприпасов (или батарею). Так оборона Кршылы была существенно ослаблена. На следующий день ударные сербские отряды Црны и Аркановы взяли село в результате боя и штурма, а затем оставили его. Первый отряд, буквально - "черные", назван по имени лихого сербского командира. Второй - переводится как "тигры", они входят в полувоенную радикальную организацию, возглавляемую известным сербским националистом Арканом. Перерывы между боями также не были легкими. Заглянув на кухню дома, в котором располагались добровольцы, Толик выскочил на крыльцо с побелевшим лицом и прерывающимся от волнения голосом проговорил: "Там... там...", указывая рукой в сторону кухни. Вошедшие на кухню добровольцы застали Петра Малышева за его любимым занятием. Будучи пьяным, он взял ящик гранат и переставлял чеки на другую сторону. Сжимая предохранительный рычаг, разогнув усики и вынув чеку вместе с кольцом, Петруха безуспешно пытался попасть усиками в отверстие. Вы примерно представляете, как тяжело пьяному человеку вдернуть нитку в иголку. Здесь есть небольшая разница, ведь дрогни у Малышева рука, сорвись рычаг - и на спасение остались бы секунды. Да и сидел он перед ящиком с гранатами, на нескольких килограммах взрывчатки. Сгрудившиеся в дверях добровольцы замерли... - Все... попал... - с выражением глубочайшего фатализма проговорил, наконец, Малышев. Он не успел дотянуться до следующей гранаты, как резкий удар отбросил любителя карманной артиллерии от ящика. - Петруха, б.., это твой коронный номер, на который мы еще в Вишеграде насмотрелись. Но чтоб ты больше к гранатам не подходил! Ведь на воздух все взлетим вместе с тобой! Кто-то из добровольцев поднял крышку дивана, на котором спал Малышев. Изо всех щелей посыпались гранаты. Всего - штук двадцать. Весь смысл операции заключается в том, что перед броском граната берется в руку определенным образом, рычажок упирается в ладонь. При фабричной установке чека в таком случае "смотрит" от бойца. Другое дело, что я, и не только, предпочитали упирать рычажок в пальцы. Это тем более важно, что зимою рука в перчатке плохо ощущает этот рычаг, если его упереть в ладонь. И вот Петру было неудобно расположение чеки в данном фиксированном положении, он вот и занимался "модернизацией". В бою, где гамлетовский вопрос решают доли секунды, очень важно, чтобы граната да и прочее оружие были идеально подогнаны к бойцу и служили продолжением его тела и мысли. Но Петр остался верен себе. Месяц спустя на дороге Прача - Пале можно было наблюдать следующую картину. Русский в казачьей фуражке голосует, пытаясь остановить попутку. Машины проезжают мимо или же, вначале притормозив, объезжают бойца и следуют дальше. Наконец останавливается автобус. Водитель открывает переднюю дверь. Туда заходит пьяный Малышев и спрашивает: "По-русски тут кто-нибудь понимает?" Вряд ли водитель говорил по-русски, но тут было все ясно и без слов. В одной руке Петра была граната, в другой - чека к ней. В автобусе открылись задние двери - и все пассажиры оперативно его покинули. Положение спас случайно оказавшийся там Хохол, который вставил чеку в гранату. Петруха на сей раз никак не мог попасть. Бурно отметив свои последние дни в Прибое, 27-го марта "Царские волки", десять бойцов во главе с майором Эдиком уехали на западную окраину Сараева, в Илиджу.

    ПОСЛЕДНИЕ ОПЕРАЦИИ. (Эндшпиль царских волков.)

В Сараево они задержались недолго. Обрадовавшись русским бойцам, им предложили захватить важный объект - телевышку на окраине Сараева. "Царские волки" отказались от этой самоубийственной операции. Ведь впереди их ждали хорошо укрепленные положаи и многочисленный противник. Нема дурных - ходить вдесятером на штурм крепости, которую "турки" будут защищать с яростью загнанных в угол зверей, помня о значении телевышки в информационной войне. Отряд перебазировался на юг, в Подграб, где был приписан к Праченскому гарнизону. Здесь они дрались с мусульманами Горажданской боевой группировки, той самой, с которой воевали под Вишеградом. Только с другой стороны этого "котла". Добровольцы получили в Подграбе отдельные дома. Примерные границы (1994-1995 гг.) контролируемого мусульманами анклава Горажде. Значком отмечена база РДО-2 в мае-августе 1993 года. Как раз в это время мусульманские ударные отряды из Горажд провели контрнаступление под Вишеградом, закончившееся боем при Заглавке 12 апреля. Блокированные в анклавах Подринья "турки" дрались с яростью и упорством обреченных. Ведь после совершенных ими подвигов в вырезании женщин и детей на милость сербов надеяться не приходилось. Надежда была только на Аллаха, НАТО и собственную храбрость. В небольшом анклаве оказалось много мусульманских бойцов и гражданских лиц. Сейчас они испытывали нехватку провианта. Захваченные тела убитых сербов теперь менялись на тонну еды за каждое. Впрочем, здесь сказываются обычаи балканской войны - обязательный вынос всех тел погибших с поля боя и их захоронение, спасение раненых даже ценою собственной жизни. И все это даже в ущерб успеху операции. Повторение Мардакерта 1992-го года, когда русские и армяне перестали есть одичавших свиней потому, что те питались людскими останками, тут невозможен.(*Мардакерт - город в Нагорном Карабахе, где во время боев летом 1992 года множество мертвых азербайджанских солдат, погибших в ходе плохо подготовленного наступления, стали кормом для одичавших свиней.) Вскоре Петру Малышеву предоставился случай продемонстрировать свою храбрость и мастерство в бою. Сербская разведка донесла, что "турки" строят перед селом Брдаричи линию бункеров. Брдаричи - это прифронтовое село в секторе Горажде. Превращение этой деревни в укрепрайон сильно бы улучшило положение мусульман в этой горной местности, дополнив их оборону недостающим звеном. Штурм села стал предопределен. План операции был следующим. Отвлекающий удар наносился сербами по селу Датель, располагавшемуся на дороге на Прачу примерно в трех километрах к югу от Брдаричей. Минометно-артиллерийский огонь должен был дезориентировать противника относительно планов сербов и оттянуть туда мусульманские резервы из тыла. Дорога Датель-Брдаричи простреливалась сербами, и перебрасывать бойцов-мусульман к месту основного боя было неудобно. Тем временем русские, имея сербов в прикрытии, должны были выдвинуться к передовой и атаковать строящийся укрепрайон. Все прошло по плану. 27 апреля сербы нанесли удар по селу Датель. Затем "Царские волки" успешно провели штурм села, сорвав планы противника. Спустившись вниз, в небольшую долину и скрытно миновав эту ничейную полосу, русские в упор расстреляли строящийся укрепрайон из гранатометов. Бой начал Эдик, выпустив заряд из "Золи" точно в амбразуру бункера. Этот залп и стал сигналом к атаке "волков". ...Неиствовал Петр Малышев, который шел в бой с югославским гранатометом РБ и убил четырех бойцов-мусульман. Брдаричи уподобилось разворошенному осиному гнезду. Русские бойцы выбивали мусульман из одного дома за другим, но затем, выполнив поставленную задачу, отошли из населенного пункта. Потом противник признает потерю убитыми девяти их бойцов, хотя сами русские записали на свой счет только семерых. Было разрушено два мусульманских бункера. Петру Малышеву показалось, что в ходе боя случайно убил женщину, и он на несколько часов впал в жестокую депресссию. Только молчание мусульман в радиосводках вернуло ему спокойствие. Случись что-нибудь похожее, противник не преминул бы использовать это в своей пропаганде. Одесситу Жене в том бою опять повезло. В рубашке ли он родился, то ли еще как-то научился играть со смертью, но только наступив на противопехотную пластиковую мину-"паштет", он отделался сорванным вместе с лоскутом кожи ботинком да переломом большого пальца на ноге. Коварное и страшное оружие, противопехотные мины были еще одним врагом, в изобилиии усеявшем боснийскую землю. Калечат людей они исправно, отрывая стопы или усекая ноги по колено. Миноискатель их не берет: нужны специально обученные собаки. В Боснии применялись мины различных конструкций, в том числе самодельные - всего их поставлено несколько миллионов. Точных карт минных полей не существует. Поля эти бывают относительно прозрачны - как случилось и здесь, перед строящимся укрепрайоном. Логика постановки мин часто заключается именно в отсутствии логики. Специалисты-саперы справедливо считают самым тяжелым решение задач, которые загадывает дилетант-крестьянин, воюющий пару лет. Мусульмане после боя у Брдаричей сообщили о серьезных сербских потерях и о своих богатых трофеях. Реально они могли захватить лишь разорванный башмак Одессы. Два века назад по аналогичному поводу Наполеон заметил: "Ложь как в военном бюллетене". Еще до этого штурма, Женя с Рыжим попробовали ракии и решили взять языка. Попытка пойти днем к противнику завершилась сомнительным успехом - ушли из-под свинцового дождя без потерь, но и языка не взяли. В госпиталь к Одессе приехал Эдик и отчитал его за такую глупость. "А ты пробовал ту ракию?"- был ответ. Эдик, вернувшись в расположение отряда, попробовал ее. И что вы думаете? Он пошел тем же путем за языком... с тем же результатом. "Как же ты-то, опытный офицер?" - "Ну, то дурная ракия была..."

    ПУТЬ ВОИНА - СМЕРТЬ.

В начале мая Эдик-"афганец" уехал в Россию, и 7-го числа отряд возглавил Михаил Трофимов, только что прибывший в Боснию. Ас встречался с ним в Москве в конце апреля у Ярослава. Трофимов был очень уверен в своих силах и своем боевом опыте. То был матерый волк - бравый капитан-десантник, с двумя орденами "Красной Звезды" за Афганистан. Каскадером снялся в десятке кинокартин. Уволившись из армии, работал начальником охраны в одном из казино. Но даже такая острая жизнь охранника и каскадера не устраивала его, и Михаил отправился в Боснию. Добровольцы сразу признали его своим вожаком. Михаил Трофимов понравился "волкам", и особенно сдружился с ним Петр Малышев. Командир в мае безукоризненно провел четыре разведки, с установкой мин в тылу противника. Сказались его навыки противопартизанской афганской эпопеи. В мае отряд обновился, несколько человек уехали, но в РДО-2 влились три обстрелянных бойца из группы Александрова после гибели их командира. Напомню, Александр Александров - это еще один русский берсерк, офицер-артиллерист, ветеран Приднестровья и Карабаха, герой обороны Скелани. Он пал 21 мая 1993, подорвавшись во время рейда на мине-растяжке. Но и Михаилу скоро было суждено погибнуть - в первом же своем бою. 7 июня 1993 года капитан вновь повел "волков" в разведку - добывать "языка". Такая постановка задачи не очень понравилась добровольцам. Командира пытались от нее отговорить, но Михаил был непреклонен. Прошла операция неудачно. Скрытые в тумане, "Царские волки", семь русских добровольцев, один болгарин и серб-проводник, миновали блок-посты противника и подошли к прифронтовому селу. Ранним утром они вошли в занятую "турками" деревню и начали ее прочесывание в поисках достойной кандидатуры в "языки". Подобные действия очень рискованы, так как очень сложно различить гражданских людей и военных. По жестоким правилам войны сначала в дом должна влетать граната, потом входить боец. Гуманизм же часто приводит к отрицательным результатам. Вот и сейчас, войдя в дом, добровольцы увидели там лишь сугубо мирных женщин, не внушавших опасения. Но тут в комнату из смежного помещения вкатилась граната. Мусульманские бойцы оказались в том же доме! Взрыв изрешетил не только Трофимова, но и двух мусульманских женщин. Раненый Михаил получил также в упор очередь из автомата. Истекая кровью, он сумел выйти на порог и произнес на русско-сербской смеси, отдал последнюю команду: - Мне ...ец. Край акции. (Конец операции.) - и рухнул. Паника на какие-то мгновения овладела Петром и он стал уходить вниз по склону, перепрыгивая через заборы. Но вскоре опомнился и вернулся за командиром, к тому злосчастному дому. Взрывы и выстрелы окончательно разбудили мусульман. По всему селу шла хаотическая стрельба. Кто - где, было неясно, стреляли по крикам и огонькам очередей. Несмотря на туман и неразбериху Петр Малышев всадил очередь трассеров в мусульманина, убившего его командира. Пули входили в тело по касательной, разворачивая бойца. Огромные размеры моджахеда поразили бойцов, назвавших его "муслимским Шварценеггером". При этом другой доброволец принял Петра за противника и выпустил по нему очередь, но, к счастью, не попал. Тело командира быстро вынесли с поля боя. В госпитале Петр Малышев под прицелом в течение получаса заставлял санитаров делать уже мертвому Трофимову искусственное дыхание. Он никак не мог смириться со смертью своего товарища и кумира. Вид маленького, залитого кровью и едва ли не рычащего от злобы добровольца произвел сильное впечатление даже на видавших виды врачей. Но Смерть победить не удалось. Страшно погиб и другой доброволец, недавно появившийся в отряде, Тептин. Он пропал без вести. Контуженный взрывом, исчез в тумане. То ли он прикрывал отход, то ли потерял ориентацию. Много позже другой доброволец, Виктор Десятов, разговаривал с канадским священником из контингента ООН. Тот объяснил, что пришлось ему отпевать плененного и садистски замученного мусульманами русского. Возможно, речь идет именно о Тептине. После Михаила Трофимова в течение месяца отряд возглавлял Хохол, в прошлой жизни - врач-харьковчанин. Это светлорусый мужчина лет тридцати, хрупкого телосложения. В Боснии он был с декабря 92-го, ничем особым не выделялся, службу "тянул", но держался в тени. Став командиром, он смог поддерживать в отряде дисциплину и порядок, пьянок при нем не было. Никого отряд при Хохле не потерял и убитыми или ранеными. Война вступила в вялую фазу, и добровольцы потянулись домой. После отъезда Хохла отряд опять возглавил Мартын, уже командовавший РДО в феврале во время отсутствия Эдика. В конце июля все же случилась крупная операция. "Царские волки" участвуют в чистке "Пути Аллаха", по которому шел поток военного снаряжения и провианта в крупнейший осажденный сербами анклав - Горажде. (*По Дейтонским соглашениям 1995 года этот стратегический коридор отойдет к мусульманам, там построят многорядное шоссе.) Тогда эта артерия представляла из себя кое-где просто проселочную дорогу, по которой по сербским тылам прорывались в анклав и обратно караваны - колонны грузовиков. Их сопровождали крупные отряды, численностью до нескольких сот бойцов. Под их прикрытием шли и мусульманские торговцы (мешочники), отдававшие за такую "крышу" до пятидесяти процентов груза. Так, наверное, шла торговля во все опасные времена. Иногда сербы перехватывали торговцев, которые пытались прорваться без такого дорогого прикрытия. Там же, в горных лесах вдоль этой тропы, мусульманами были оборудованы тайные склады снаряжения и оружия. За Горажде "Путь Аллаха" имел продолжение западнее Вишеграда, по горно-лесистой местности левого берега Дрины вплоть до Жепы и Сребреницы. Именно здесь действовали русские зимой 1992-93 годов. Но на Сребреницу путь был еще более рискован, шанс попасть в сербскую засаду увеличивался. В той операции на "Пути Аллаха" участвовало шестеро русских бойцов и около сорока сербов. Разгромлена была пара мусульманских складов вооружения, захвачены стрелковое оружие, в основном китайского и российского производства, ПТУРСы и боеприпасы. В начале августа история отряда "Царские волки" завершается. В Боснии наступило временое затишье. Гроб с телом Михаила Трофимова добровольцы увезли в Одессу, там и перезахоронили. Из Одессы в Москву тогда и приехал отдохнуть Петр Малышев. За восемь месяцев войны он превратился в опытного воина. Судьба еще хранила его, отводя пули и осколки. Так, под Прачей, когда для операции собиралась колонна, и подошедший сзади сербский танк наехал на противотанковую мину, взрывная волна "помогла" Петру залезть в кузов грузовика, перебросив через борт. (*Да еще в мае 1992 года Малышев был контужен под Дубоссарами.) Тогда же, в августе, последний командир, Мартын, приостановил деятельность отряда и сдал знамя в Храм Святой Троицы в Белграде. Оно сейчас хранится рядом с гробом генерала Врангеля. Там же, в церкви в июле 1993 была установлена доска с именами десяти погибших русских. (*Именно ее я увидел летом 1994 года.) К тому моменту в бывшей Югославии сложило свои головы куда больше русских, но кто считал и записывал их имена? Всего сквозь отряд прошло около тридцати добровольцев, обычная же его численность составляла человек десять. За девять месяцев боев РДО-2 потерял четырех человек убитыми, его же воинами было уничтожено несколько десятков бойцов-мусульман. (*Еще несколько ветеранов "Царских волков" погибли позже, сражаясь в составе других подразделений.) "Царские волки" остались примером дисциплины и боевого мастерства для русских добровольцев, воевавших в Боснии впоследствии, в 1994-95 годах. Интересно, командирами были совсем не обязательно самые опытные бойцы. Это были лидеры, хорошие организаторы, и вожди, обладающий харизмой.

ГЛАВА №7В НАЧАЛО ГЛАВЫДАЛЕЕ