* ГЛАВА No 4. КАК ПИШУТСЯ КНИГИ? РОЖДЕНИЕ ВОИНА.

Вернемся к упомянутой уже проблеме. Вы случайно не знаете, как пишутся книги? Накручивается сюжет, в единый узел сплетаются любовь и измены, дружба и предательства, убийства, деньги, заговоры. Мрачные тюрьмы и дерзкие из них побеги. Да, еще выбираются герой и антигерой. Герой - мифологическая фигура, обычно представленная гармонично накачанным детиной, который ударом пробивает стену, попадает в монету с сотни метров, голыми руками убивает медведя. При этом душа и помыслы героя должны быть чисты как слеза ребенка, ради которой он готов идти на подвиги, мстя за несправедливость. Нет, скорее на подвиги он идет ради любимой. А может, ради власти, славы. Антигерой - фигура жестокая и коварная, но зачастую не лишенная зловещего обаяния. Он - дьявол во плоти или служит какому-нибудь дьяволу. И именно это зло и должен победить герой. И ничто ему не преграда - ни многочисленные враги, которых он побеждает в жестоких схватках, ни стихии, ни законы физики, при этом также беспощадно нарушаемые. Еще надо побольше сочных, леденящих душу сцен насилия, крови, секса, красивых женщин. Странные, однако, существа - люди. Они любят жить чужими фантазиями. Читать книги, сюжет которых высосан из пальца (в лучшем случае); смотреть фильмы, фантастические по сути - даже те, которые претендуют на реальность. В черном ящике нашего мозга почему-то особой привилегией пользуются мифы и образы. Мне не нужно было придумывать героев. Я пишу только то, что видел и знаю сам, да еще полагаюсь на рассказы очевидцев, которым доверяю (но проверяю). Не пытаюсь делать какие-либо подобия "Войне и миру" Л.Н.Толстого или бессмертной книге Ремарка "Время жить и время умирать"... Меня никто не учил их писать, но кто-то сказал, что каждый человек, писатель всю жизнь пишет только одну книгу, так же как художник всю свою жизнь пишет одну картину. (*А смысл? Быть может, в судный день перо и чернила перевесят меч и порох солдата. Как я понимаю "судный день"? Апокалипсис? Вряд ли. Апокалипсиса не будет. Он лишь постучится к нам в дверь, мы услышим его шаги и дыхание, но он не войдет к нам. Судный день - это подведение итогов, покаяние в содеянном. И Ад - загробные угрызения совести.) Тема может показаться неактуальной, да и я - не писатель. Если эту книгу все-таки напечатают, критики обзовут ее нехорошими словами. За (якобы) ангажированность, за нелогичность... За подобие коктейлю "Кровавая Мери", где компоненты в одном бокале, но не смешиваются... Назовут каким-нибудь фашистским манифестом или песней наемникам и бандитам. Но это - хроника той малой войны, о которой ходят легенды. Сага о воинах наших дней. Там были разные люди, герои и берсерки, че геварры и гарибальди, романтики и бесшабашные вояки. Я - лишь скальд. А в этой саге каждое слово - правда. Но, быть может, певец - это предтеча жреца...

    ДЕБЮТ. ПЕРВЫЙ ОТРЯД.

Первым большим дебютом русских в Боснии и Герцеговине стал сентябрь 1992 года. Тогда под городом Требинье в Герцеговине против хорватов в сентябре-декабре 1992 года воевал 1-й Русский добровольческий отряд (РДО). Карта республики Босния и Герцеговина напоминает треугольник, где северная сторона - река Сава, а восточная - Дрина. Герцеговина же занимает южный угол этого треугольника, там где он ближе всего подходит к Адриатическому морю. Район этих боев находился недалеко от Дубровника, важного хорватского порта. Ядро РДО составила группа питерцев, сформированная Беляевым. Были там и самостоятельно прибывшие русские добровольцы. Отряд действовал в составе сводного сербо-русского отряда. Во главе его в течение месяца стоял морской пехотинец Валерий Власенко. В дальнейшем он уехал домой и не смог вернуться. К концу года отряд распался. Не последнюю роль сыграл разный подход русских и сербов к тактике боев. Во время хорватского наступления сербы оставили позиции и на время отступили. Русские же остались без поддержки с флангов, но продолжали вести бой. Во время выезда на первую акцию, когда машина подорвалась на противотанковой мине, погиб Сергей Мережко. Время с конца осени 1992 до окончания весны 1993 стало своеобразным пиком действий русских в Юго-восточной Боснии. В Вишеграде, городке с населением в несколько тысяч человек - осенью был сформирован 2-й РДО, известный как "Царские волки". Костяком его стали ветераны приднестровских боев. 1-е ноября 1992 года считается днем рождения 2-го РДО. Именно тогда из Москвы прибыла первая пятерка бойцов. А через пару дней они ушли в свою первую боевую операцию. Громкое, чуть странное название свое они с честью оправдали. Почему "царские"? Да потому, что в РДО были монархисты, и дрались добровольцы под имперским черно-желто-белым знаменем. Бойцы предпочитали носить черные береты. Возглавил РДО-2 27-летний Саша по прозвищу Ас, худощавый жгучий брюнет с печатью интеллигентности на строгом, мрачноватом лице. От типичного героя сказки (легенды, триллера) в нем нет ничего. Но именно он был легендой для русских добровольцев, это о нем и его группе с ностальгией вспоминали в Сараево летом 1994-го. Заместителем у Аса был человек также сугубо мирный в "той жизни" - историк Игорь. Прежде чем возглавить РДО-2, Ас уже прошел огонь и воду, всей своей жизнью опрокидывая представления о "спившихся и вялых русских". Он - яркий тип людей, воевавших в Боснии. Всмотритесь внимательно, быть может, увидите в нем немножко себя, и поймете, что вы, читатель, тоже могли быть им, стать таким как он. Кто-то недавно отметил, что Ас смотрит на людей, как на предметы - эдаким "фантомным" взглядом. Почему-то вспоминаю, как январским вечером 1997 я шел с Асом по улице. Неожиданно раздался скрежет - у ехавшей навстречу нам "Лады" оторвалось заднее колесо, пронесшееся мимо нас как камень, выпущенный из пращи. Машину занесло - и она шла юзом, высекая искры из асфальта. Мы не сразу разобрались, что это за черный не то комок, не то клубок пролетел мимо нас, но потом поняли - да, нам повезло, потому что еще чуть-чуть, если б машина ехала быстрее или мы прошли дальше - жизнь могла отвернуться от нас.

    ЖИЗНЬ АСА.

(*Это еще не жизнь, а прелюдия к ней.) Саша родился в 1965-м в одном из городков сибирского Кузбасса, окруженного "зонами". С детства он слышал тюремную "феню", но тем не менее в 70-80 годы никакого криминального беспредела в его городке не было. Предки будущего "волчьего" вожака происходили из-под Воронежа, откуда они пришли в Сибирь после отмены крепостного права в 1861-м. Прадед его был семипалатинским казаком, а Саша вырос в простой советской семье: отец - шахтер, мать - врач. В школе он занимался легкой атлетикой и классической борьбой. В восьмом классе, подравшись, он упал с лестницы. Пришлось удалять почку. Из-за неравномерно разрезанных и сшитых мышц начал развиваться скалиоз - искривление позвоночника. Путь в спортсмены и военные оказался закрыт. На срочную службу он не призывался. Саша пошел учиться на повара, и окончил на "отлично". Затем устремился на комсомольские стройки. В 82-м - Нижневартовск, затем - родной Кузбасс. В восемнадцать лет стал работать водителем, получив старый КРАЗ с неисправными тормозами. В 84-м уехал в Норильск. Сначала - водителем, потом - рабочим геодезической экспедиции. Дважды он поступает в ВУЗ - на исторический факультет и политехнический. И оба раза бросает: очень уж трудно учиться заочно на Севере, где и книг-то нужных не найти. Вернувшись в 1990-м в Кемерово, Саша подался в бизнес. Устраивается брокером-посредником в контору "крутого" кавказца. Колесит по стране, скупая тогдашний дефицит - грузовики и легковушки. Живет с комиссионных, быстро налаживая связи среди директоров и снабженцев предприятий. И все же "нового русского" из Сашки не вышло. Деньги, конечно, были, жил он одно время шикарно. Но когда в декабре 1991-го в Тбилиси начинается война сторонников бывшего красного бонзы Шеварнадзе против президента Гамсахурдиа, Ас оставил все и поехал туда. Целый день он провел в Тбилиси на баррикадах, пил чай, наблюдая за беготней чего-то кричащих и стреляющих друг в друга грузин. Даже пострелял чуток сам. Но так и не понял, что тут к чему, и на чьей стороне он воевал. Спросить же об этом он не решился и счел за благо уехать прочь.

    "ПОМОГИ МНЕ, РОССИЯ!"

В феврале 92-го Саша впал в депрессию и работу забросил. Посмотрев передачу Александра Невзорова "600 секунд", проникся идеей необходимости бросить дела неправедные и поехать защищать русских в Приднестровье. "Помоги Мне, Россия" - так в то время еще расшифровывали ПМР. В конце марта, прибыв в Тирасполь из Одессы, Саша поразился - ни тебе войны, ни милиции. У штаба приднестровской обороны увидел казаков, точно сошедших со старой картины - в галифе, с лампасами, там и сям были мохнатые папахи, нагайки, золотые погоны. Обалдев от такого, Саша, назвавшись семипалатинским казаком, попросился в казачью часть. Его не взяли.., Чуть позже он попал в отряд, формирующийся якобы для отправки на фронт. Просидев без дел неделю, Саша сбежал в штаб, а там случайно наткнулся на казаков, прибывших с фронта получать бронетранспортеры, Саша вызвался помочь - как умеющий водить такую технику. БТРы не прибыли, но Александр уехал с группой казаков (как все они тогда назывались) под Кочиеры. Врагами приднестровцев на этой войне были румыны. А вернее, молдавские националисты, которые правили бал в Кишиневе и вели дело к слиянию бывшей советской республики с не менее националистически взбудораженной Румынией. Вообще-то Румыния сама себя называет Романией (Romania) - страной римлян. Действительно, и румынский, и близкий ему молдавский язык относятся лингвистами к романской группе, куда входят и другие потомки древнеримской латыни... Потомки завоеванных римлянами племен переняли язык победителей, здесь же смешалась кровь других завоевателей. Пара тысяч лет истории и этногенез сделали свое дело. Нынешние румыны совсем не похожи на словно высеченных из гранита, немногословных римлян времен могущества древней Империи. Но сама "Романия" так не считает. Эти чувства подогревались еще коммунистическим вождем Николаи Чаушеску, недолюбливавшим русских. Один иностранец в разговоре со мной сравнил Россию с лошадью, которая упала и сломала ногу. И никто ей не хочет реально помочь, зато вокруг собралась стая псов и шакалов, которые рвут с нее, с живой, куски мяса... В 1992 год румынский нацизм шел на всех парах. Румыны лелеяли планы диктатора Антонеску образца 1941 года. Молдова бесновалась. Митинги требовали утопить всех русских в Днестре, оккупировав непокорную Тираспольскую республику. В бой было брошено все - самые ярые националисты, формирования из уголовников, прославившийся жестокими пытками пленных ОПОН - отряды полиции специального назначения, "быков". Да и сама Румыния отправила в помощь родной Молдове своих спецов и добровольцев вместе с вооружениями. А потому защитники Приднестровья звали своих врагов звали румынами.

    КОЧИЕРЫ.

Саша попал под село Кочиеры на левом, восточном берегу Днестра. Кочиеры и еще один левобережный плацдарм - Кошнице, в тот час оказались занятыми переправившимися через Днестр румынами.. Там Саша и получил кличку "Ас", ибо часто рассказывал известный анекдот об А.С.Пушкине.(*Надеюсь, что все читатели его знают, и повторять нет смысла.) Шел март-апрель 1992 года. Ас с товарищами жил в заброшенном пионерлагере. И вот во время очередного наступления румын группу в двадцать пять казаков решили перебросить на усиление оборонявшихся ополченцев. Вызвался и Ас, хотя автомата у него еще не было. Однако, вооруженный одним гранатометом "Муха" и двумя типа "Оса", в фуражке и форме-"энцефалитке", Ас вовсю наседал на командира - смуглого, жилистого капитана-афганца Петра Ивановича, который приехал за отрядом на танке без башни. "Автомата у меня нет?" - горячился Саша, - "А что, гранатометчик вам не нужен?" - "Черт с тобой, пошли," - махнул рукой капитан. Страха никакого не было. Шла какая-то война - как в кино. Слышались разрывы, воздух украшали вспышки и нити трассеров. Диспозиция же была такая. На восточном берегу Днестра находилось румынское село - Кочиеры, вражеский плацдарм. Командовал им русский майор, грамотно организовавший оборону. Параллельно текущему с севера на юг Днестру и к востоку от него шла дорога Дубоссары-Тирасполь. Она была стратегически важной, так как других рокадных магистралей не имелось, а в тридцати километрах за ней начиналась Украина. В нескольких километрах северо-восточнее Кочиер лежал безымянный холм. Пространство между этой высотой и селом последовательно занимали сады, лесок и поле. Холм этот первоначально занимали ополченцы-приднестровцы, но румыны в ходе боя выбили их оттуда. Южнее казаков - в лесу между дорогой и рекой - позиции занимали приднестровские гвардейцы, с юга же села стояли местные добровольцы. Вызвалось идти человек двадцать, пятеро же - самые спокойные - остались перед дорогой. Ас получил от оставшегося в резерве "ксюшу" - так ласково называли автомат АКСУ-74, один рожок - в карман, и прихватил еще несколько пачек патронов. Почувствовав решительность казаков, наступавших под аккомпанемент мата и автоматных очередей, румыны очистили высоту. Холм опоясывала одна линия окопов полного профиля, и там казаки нашли одну оставленную гранату да автоматный рожок. Перегруппировав свои силы, румыны пошли в атаку на холм со стороны садов, позволявших им подойти достаточно близко. Кто-то не очень умный, однако, расположил линию окопов так, что к ним можно было подойти практически вплотную по яблоневому саду, чем румыны и воспользовались. Часть их огня принял на себя приднестровский безбашенный танк. Ас расстрелял рожок и отошел в сторону, чтобы набить его патронами. Его ячейку занял молодой парень, высунулся - и вдруг стал оседать. Пуля пробила тело ниже правой ключицы. Парень был незнакомый, наверное, из местных ополченцев или гвардейцев, где-то двадцати с небольшим лет. Раненого положили на плащ-палатку и потащили в тыл. Бешеный огонь румын пару раз прижимал к земле. Возле бетонного указателя на дороге стояла "Скорая помощь". Врач констатировал смерть раненого от шока. Цивильный облик санитарной машины не вписывался в обстановку - она стояла возле самой линии фронта, где кипел бой. Уже наступало утро и было достаточно светло. У лежавшего у ног Аса молодого парня стекленели и мутнели глаза, жизнь медленно покидала тело. Война из "киношной" и почти дурашливой превращалась в реальную. Смерть показала ему свое лицо - белое лицо с остекленевшими глазами. Шутки кончились. Воюем всерьез. Ас оглянулся - малозаметная тропинка, вытоптанная ногами нескольких человек, уходила змейкой вверх. Оттуда уже нет возврата. После этого боя казачье подразделение переместилось примерно на три километра к югу вплотную к Кочиерам. Между казачьими окопами и рекой простиралось поле. Новая линия фронта проходила недалеко от статуи гипсового пионера со знаменем и трубою. Кто-то шутки ради обрядил его в старую шинель. Подошедший к статуе казак прочел памятную табличку: "Здесь проходила линия фронта в 194... году." - Не... Надо было написать что-нибудь вроде "Здесь была, проходит и будет проходить линия фронта. Ни шагу назад!" - А зачем одели в шинель? - А шоб не мерз... К тому времени гипсовое знамя в руках изваяния казаки отломали и закрепили флаг Войска Донского. Пули и осколки вскоре оставили от пионера только ноги. Вообще-то Донское знамя по цвету напоминает молдавское, так что кто именно палил по пионеру, сказать трудно. Несколько дней казаки провели на этой позиции. Ряды их таяли по мере того, как многие уезжали домой. В окопах приходилось сидеть повахтенно (три вахты в сутки), отходя на отдых в базу - казарму батальона ВВ на территории бывшего лечебно-трудового профилактория. Кормили казаков хорошо - если бы не было кощунством, я бы сказал "на убой". Больших пьянок они не устраивали. Но когда прибыл новый командир, то первым делом заорал: "Суки!... Пьяницы!... Ну, казачья вольница, я вас научу дисциплине!" И потом только представился, молодцевато щелкнув каблуками: "Есаул Бойко!" Был он коренаст, небольшого роста, с длинными вислыми усами. Этакий Тарас Бульба, но в галифе и френче, сплошь увешанном крестами и медалями. Тогда Асу дали новую койку в казарме. Сев на нее, Сашка открыл тумбочку и обнаружил там документы на имя Анатолия Шкуро. - Классная фамилия. Знаменитая. А где ж сам казак? - Да тут где-то в середине марта их группа пошла на диверсию. Румыны засели в Доме Культуры в Кочиерах... Проводник вывел хлопцев вроде как прямо на засаду опоновцев. Ну и четверых казаков, царство им небесное, убили, а Толик попал в плен. Не завидую - сейчас ему там, поди, шкуру сдирают... Он был командиром группы, - объяснил сосед. - А что, проводник был предателем? - Да нет, его тоже убили. По глупости хлопцы сгинули. Мы несколько раз пытались вытащить тела. Румыны их отдавать не хотели... - закурив, одетый в "афганку" казак рассказал Асу, как они рванули тогда в Кочиеры за телами товарищей на старом МТЛБ - гусеничном артиллерийском тягаче с тонкой, "комариной" броней и одним пулеметом на борту. Да и тот, как назло, заклинило, когда тягач, ворвавшись в село, как бешеный крутился по улицам под огнем румын. - Едва назад вырвались, посмотрели - тягач весь покоцан, так что пора в ремонт. Чудом все остались живы. - Как же повезло? - Да все пули пошли под углом, ни одна не ударила прямо в борт. А тут как раз Гену Котова контузило. О, то толковый командир! С нами ездил на тягаче. Пуля вошла под каску, но как-то так - не пробила ее, сделала полный оборот и вышла. Но узнавать он нас перестал, увезли в госпиталь - в Новочеркасск. В конце марта не вернулась с задания еще одна разведгруппа - пропало без вести трое казаков.

    СЧЕТ ОТКРЫТ.

В течение апреля Ас навещал село дважды. Первый раз он вместе с казаком Василием ночью пошел в разведку. Сам взял чужой рожок и не проверил его. Когда Ас выпустил длинную очередь, выяснилось, что все патроны в рожке - трассеры. Их засек молдавский пост и открыл стрельбу из пулемета. Тяжелые трассирующие пули ПК, способные рвать броню бэтээров, били по земляному валу, впиваясь над самой головой Аса. Ха, погуляли. Уходить на свои позиции пришлось ползком. В другой раз группа добровольцев навестила Кочиеры затемно в поисках самогонки. Правда, вышла только лишь дивная прогулка весенней звездной ночью по селу - в дома заходить не отважились. Но вдруг скрипнула дверь одной из хат. Притаились. Тишина. Слышны лишь бешеные удары собственного сердца, которые, кажется, слышны за версту. Вышел мужчина. И то ли стал поправлять висевший у него на плече автомат, то ли снимать его - почуяв неладное, но его движения стали роковыми. Ас, сидевший на корточках возле плетня, выпустил в мужика метров с десяти полрожка из АКСУ. Тот свалился замертво, мешком, без всяких криков и агонии. Все рванулись в другую сторону от убитого, а Ас подошел к трупу и присел. Увы, одна из пуль разбила коробку автомата мертвеца, приведя оружие в негодность, и Ас лихорадочно отстегнул от него рожок. Трофей так и не пригодился: ведь приднестровцы с казаками были вооружены новыми автоматами калибра 5.45 мм, а румын воевал с "Калашниковым" в 7.62 мм (Made in Romania).

    КИЦКАНЫ.

В конце апреля Александр уехал в Москву и вернулся примерно через месяц, в конце мая 1992 года. В поезде на Одессу Ас ехал с молдаванами, которые рассказывали жуткие истории о зверствах приднестровцев и при этом косились на Сашин рюкзак, из которого торчала зеленая фуражка. Приехал. Прежних казаков уже не было - их разогнали, а на базе "диких" формирований создали Черноморское казачье войско. Тогда Ас вступил в ТСО - территориальный спасательный отряд, стоявший южнее Бендер, около деревни Кицканы. До 19 июня здесь царило относительная тишина и спокойствие. Жили добровольцы в сельхозбараках - домиках белого цвета. Первое предложение, которое внес Ас, было закрасить их, чтобы не так бросались в глаза. Далее состоялся традиционный ритуал посылания в известном направлении командиром Аса и Асом командира (как-никак демократия и равенство!), после чего сохранился статус-кво. Всего в ТСО было около пятидесяти бойцов, среди них и сорокалетний питерец Валерий Власенко, в прошлом - рядовой морпех в Анголе, а в дальнейшем - командир РДО-1 в Герцеговине. Командиром же ТСО был Володя, огромный атлетически сложенный мужчина. Его замом - Виктор, ранее охранявший кого-то из коммунистической номенклатуры Молдавии. ТСО экипировали единой формой местного производства, напоминавшей скорее окрашенную в светлокоричневый и темнозеленый цвета мешковину.

    БЕНДЕРСКАЯ БУРЯ.

Наступил красный день календаря -19 июня 1992 года. Вроде как загремела с утра где-то гроза, да застигнутые врасплох непогодой заметались отцы-командиры, раздавая оружие и боеприпасы. То не гром гремел - шел штурм Бендер. (*В тот день румынские формирования вошли в Бендеры и устроили бойню, в ходе которой в городе погибло около шестисот мирных жителей). Ас вызывался идти в разведку, но его не взяли. Но вскоре Володя приказал-попросил Аса стрелять из миномета. "Ааа! Вспомнили! Понадобился!" Еще в казачьем отряде Александр освоил азы стрельбы из миномета, где самое опасное - "аборт". Так называется извлечение из ствола миномета застрявшей там невылетевшей мины. Процедура рискованная и неприятная - мина раскалена и малейшая ошибка ведет к смерти, но Ас умело ее выполнял. Саша выдвинулся на позиции первым номером расчета 82-мм миномета. Вторым был Сергей. На миномет пришлось три ящика мин, штук по десять в каждом. И вот они на холме. В бинокль хорошо виден огонь и дым в Бендерах - там идет ожесточенный бой. Неожиданно раздался крик: "Румыны!". Враги наступали совсем не с той стороны, где их ждали. Миномет и часть ТСО располагались на холме, на котором стоял обелиск, посвященный событиям Великой Отечественной. В тылу добровольцев тек Днестр, между холмом и рекой располагался монастырь. То есть, он находился восточнее холма с обелиском и западнее Днестра. Бендеры лежали к северу от позиций. К югу от холма стояло село и шла - с запада на восток - лесополоса, где и дислоцировалась другая часть русского отряда. Так как часть бойцов ушла в разведку, на позициях осталось всего человек двадцать пять - два десятка бойцов ТСО и пятеро местных ополченцев. У приднестровцев, кроме миномета и двух пулеметов, старого "Дегтяря" и ПК, имелась "Алазань" - градобойная установка залпового огня. В детстве Ас рассматривал в полевой бинокль звезды. Искал свою? Сейчас в бинокль он видел совсем другое, но это был звездный час! Севернее лесополосы, на расстоянии примерно в километр от позиций приднестровцев медленно двигались три цепи румын, поддержанные танком и БТРом. (*Цепь как построение наступающей пехоты исчерпала себя еще во Вторую мировую войну. Здесь - пример явной некомпетентности румын. Возможно, что на них произвели сильное впечатление фильмы "Чапаев" и "Хождение по мукам".) Огневую поддержку их вели "Шилка" и 82-мм миномет. Всего наступало около двухсот бойцов, цепи шли неторопливо с интервалом примерно в пятьдесят метров. Такая неспешность их скоро выяснилась. Они были одеты в каски и двойные бронежилеты. Латы закрывали ноги до середины бедер. В руках были автоматы румынского производства. Эдакие то ли рыцари, то ли киборги. Жуть! "И все на наш редут..."(*Бронежилеты прежде всего играют роль психологического фактора. Они создают впечатление, ощущение неуязвимости бойца.) Ас открыл огонь из миномета со своей позиции в ложбинке холма. Бил "туда" практически прямой наводкой. Удачно - первая цепь, испугавшись разрывов, на какое-то время залегла. Люди падали и вставали, шли дальше - пули на излете и осколки не брали их бронежилетов. Они внушали ужас, подобно воскресающим мертвецам. У румын сидел хороший корректировщик, взявший русских в "вилку". Спасало еще то, что мины были румынского производства - с дюралевыми корпусами. ВЗРЫВ!!! Сильное сотрясение воздуха, земли и всего вокруг. Аса контузило. Он почувствовал ощущение пустоты, весь мир стал вдруг черно-серо-белым... Дюралевые осколки сильно посекли одного из бойцов. Часть автоматчиков вошла в лесополосу, где тоже шел бой. Ас прерывал стрельбу из миномета и несколько раз ходил в заросли, откуда поливал румын свинцом. Кажется, он завалил (убил?) одного бойца противника. А вообще-то тел румын там валялось много. Выстрелом из гранатомета один из приднестровцев зажег вражеский БТР, превратившийся в братскую могилу для десятка человек. Видимо, румыны имели мало боевого опыта. Этот БТР развернулся бортом, для того чтобы десант имел возможность вести огонь из бортовых амбразур. При этом он стал на какое-то время стал хорошей мишенью. Этой ошибкой не замедлил воспользоваться приднестровский гранатометчик, всадивший мину между вторым и третьим колесами. Румынский же танк башни не имел - и был оборудован автоматической зенитной пушкой, снаряды которой рвались в воздухе клубками белого дыма... (*Возможно, что это был не танк, а какой-то другой тип бронетехники.) Ас снова метнулся в ложбинку, к миномету. Метрах в пятидесяти от него появился и стал во весь рост автоматчик. "Серега, это наш?" - "Наш!"... "Нет, не наш!" - "НЕТ???.." Серега потянулся к своему автомату. Ас осторожно, как при замедленной съемке положил мины на землю, и снимая с плеча свой АКСУ, стал сжиматься и прятаться за ствол миномета. Но автоматчик неожиданно стал на четвереньки и убежал в кусты. Отбой. Раздались крики о помощи. "Свои? Чужие?" Ас, поколебавшись, выглянул из ложбины. Приднестровцы тянули мужика в белой рубахе, посеченного снарядом "Шилки". И тут же увидел бегущих к нему двух солдат. Один был с "Дегтярем", другой - с автоматом. Ас вскинул свой автомат и выпустил очередь. "Ты шо по своим палишь!? Румын мало?", - подбегая, возмущенно прокричал ему рослый парень-пулеметчик. Так Ас познакомился с Андреем Нименко. Володя, командовавший ТСО, растерялся в ходе боя... (*Он погиб через несколько дней.) Еще один офицер - капитан небольшого роста - был на грани паники, тихо причитая "Что делать, что делать?" Офицера же, организовавшего оборону, убило в разгаре сражения разрывом румынской мины. Известен он был как Сергей Коленвал. Постепенно, накатываясь волнами, румыны выдавили приднестровцев из лесополосы. Еще одна группа румын бойцов обошла холм с севера и зашла ТСО в тыл, заняв монастырь. Установив там пулемет, они не давали приднестровским бойцам на холме поднять головы. Русских окружили. Тогда "Алазань" (на базе КАМАЗа), подъехав к лесополосе, выпустила залп в упор. Было много дыма и огня, криков и стонов раненых солдат. КАМАЗ, пробив себе коридор среди наступавших румын, развернулся и объехав с юга село, ушел в тыл, к водокачке - и к дамбе. За ним же ушел и почти весь ТСО, открыв заградительный огонь из гранатометов. Миномет и пару мин бросили на холме. На северной окраине холма осталось пять человек во главе с Валерой-морпехом. Через некоторое время, сообразив, что своих больше нет (бой затих), они прошли к домикам на северной стороне монастыря, захватили там мотоцикл с коляской, на котором все впятером и уехали в расположение своих. В ходе боя ТСО потерял двух человек серьезно ранеными и одного убитым. Контузия Аса и прочие мелочи не в счет. Всех раненых и тело погибшего вывезли в тыл. За это же время казарма ТСО была уничтожена попаданием румынского снаряда. Документы и вещи Аса погибли. Он благодарил Бога, что оказался в более "безопасном" месте. Бой шел примерно семь часов - с четырех часов до одиннадцати вечера. Спустившись с другими бойцами к водокачке, Ас умылся. Милиция уже заняла там оборону. Еще дальше к реке, у дамбы развернулись ополченцы. Глиняная дамба высотой три-четыре метра шла на некотором расстоянии от Днестра, параллельно ему. Уже месяц тут укреплялись почти двести ополченцев. Ас сразу стал спрашивать, почему они не помогли. "Не было приказа", - ответили ему лаконично. Но получив приказ оборонять дамбу, они были готовы стоять до конца. Ас влетел в штаб и матерясь, спросил: "Почему никто не пришел нам на помощь, во время боя на холме у обелиска?" "А вы живы?" - на него смотрели как на пришедшего с того света. В штабе не надеялись увидеть кого-то, кто вернулся оттуда. Но тут подъехал Володя с УАЗом, полным новеньких автоматов - подвез оружие для новых схваток. В глиняной дамбе было вырыто немало ячеек, кое-где оборудованы настоящие блиндажи. Ас упал в один из этих окопов и заснул. ...По кукурузному полю шли ряды крестоносцев, закованных в латы. Твердо ступала их фаланга, над рогатыми шлемами качались пики и алебарды. Картинки сменяют одна другую Вот вперемешку - конные рыцари и пешие кнехты. Они все ближе, ближе... Сидящие в засаде воины сжимают в мозолистых руках топоры, натягивают арбалеты. И вот каким-то образом псы-рыцари превратились в цепь немецких автоматчиков, сопровождаемых танками с крестами на бортах. Лето сменилось зимой... В висках забили пулеметные очереди и разрывы мин, завеса дыма затянула поле... Ас проснулся от сильного холода, его зубы выбивали дробь. Почему-то стал сильно заикаться. Спал он от силы часа два. Стали звать всех, кто был в бою у памятника. Поехали на склады 14-й армии получать БТР-70. Возле реки везде сновали военнослужащие РФ. У армейцев получили два таких "броника" - но они оказались частично неисправными, не действовали многие механизмы. Утром ожидалось наступление. Сев в одиночку за рычаги второго бэтээра, Ас поехал, но умудрился отстать от первого и повернул не в ту сторону. Он догадался, что местность какая-то незнакомая и включил рацию, попав на милицейскую волну. В эфир передавалось сообщение о передвижении неопознанного БТР-70 в направлении Бендер. На другой обочине дороги Ас увидел милицейскую будочку и развернул свой броник, подъехав поближе к будке. В эфире воцарилась тишина - сообщавшие о его передвижении сидели именно здесь. Постояв так с минуту, БТР тронулся и поехал назад - Ас решил не выходить. Вспоминая об этом "рейде" на вражескую территорию, он зябко поеживался. Когда Сашка пригнал бронемашину к своим, к нему подошла группа ополченцев: "Сколько бойцов берет та бисова машина?" - "Десять," - Ас принялся просвещать их, проведя краткий инструктаж: "В бэтээре можно находиться, когда бьют издали, тогда броня защищает от пуль и осколков. На броне надо сидеть, когда едем в колонне и можно подорваться на мине или стать мишенью для гранатомета. А в населенном пункте - с брони долой!" Ас заставил повторить инструктаж и остался довольным. А тут подъехал ЗИЛ-131 с установленным на нем гранатометом АГС-17 "Пламя". Саня повеселел: это - сила! Когда "Пламя" бьет гулкой очередью, впереди словно смерть своей косой ходит. Гранаты секут живую силу в фарш...

    БТР.

Утро началось весело - артиллерия открыла огонь по румынам. Один доброволец по кличке Повар смотрел, смотрел вдаль, увидел человека на дереве. Это Повару не понравилось, он дал очередь - и сбил метким выстрелом наблюдателя. Как оказалось, своего. Обстрел прекратился. "Гарматы смолкли." Роман и Нименко, выполняя приказ, разоружили и отправили в тыл Повара, снявшего метким выстрелом собственного корректировщика. Наступление не состоялось. В тот же день сводный отряд из ТСОшников и ополченцев ездил "гонять диверсантов". На дамбе БТР Аса обстреляли, пули процокали по броне, напомнив о ее несовершенстве. Ас отогнал свой бэтээр на механический завод, где ему наварили дополнительное железо, утяжелив машину примерно на тонну. (Ей приделали дополнительные "ребра", на которые поставили бронелисты.) Машина потеряла в скорости километров с десять, но Сашка не огорчился. Вскоре Ас получил позывной "Эльба". В Тирасполе стал свирепствовать полковник Бергман, комендант, друг Лебедя. Патрули 14-й армии вылавливали и разоружали болтавшихся в тылу ополченцев и добровольцев. Один раз под такую гребенку попали и Ас с Валерием. Но все обошлось. Несколько дней cпустя простывший Ас, надрывно кашляя, сидел в своей "консерве", охраняя бригаду ремонтников, которые чинили порванный кабель. Всего в прикрытии было несколько бойцов в этом бэтээре и еще одной БРДМ (разведывательно-дозорная машина). ГАЗ-66 и специальный ремонтный автомобиль с рабочими не в счет. Крутя ручки настройки радио, Саня поймал сообщение о том, что в направлении сада, где они работали, идут два неопознанных БТР-80. Трассером в мозгу мелькнуло: да это же на нас! И явно - румыны! Ас вылез из люка и закричал. Через некоторое время собщение подтвердил и наблюдатель. Бэтэры высадили в саду десант. Это пахло серьезной переделкой. БТР-80 - машина поновее, чем "семидесятый". И сделаны они уже с учетом афганского опыта. Быстро собрались. Отряд ремонтников стал отходить. Колонна в составе БРДМ, ремонтной машины, ГАЗ-66 с ремонтниками двинулась к своим. В арьегарде шла "семидесятка". На этот раз Ас был не один: позади него к башенке припал к прицелу стрелок. Все-таки, его железный конь - сила. В башне - два пулемета, ПКТ калибра 7.62 и параллельно с ним - 14.5-мм пулемет Владимирова (КПВТ), поистине - автоматическое противотанковое ружье. Правда и противник зубаст как минимум вдвое. Ас не услышал, не увидел - а почувствовал, что по отступающим товарищам хлестнули пулеметные очереди. Тупоносый ГАЗ-66 вдруг резко стал. Тогда Сашка бросил свою восьмиколесную "черепаху" вперед, прикрыв грузовиков своим бортом. Ремонтники сыпанули из машины. Пули уже знакомым цоканьем постучали по броне. В ответ Сашкин стрелок крутанул турель и хлестнул огненной струей по саду. Он прошел по нему как садовник - хлопки патронов КПВТ расцвели яблоневым цветом, полетели срубленные ветви и листья. Огонь оттуда на время стих. БРДМ и ремонтная машина уже ушли далеко вперед, за перекресток дорог. Пулеметчик заметил, как румынский БТР-80, бешено вращая скатами, несется по сходящейся дороге. Он торопился вскочить на перекресток впереди, отрезав Асу путь к отступлению. Сашка выжал газ, машина рванула вперед. Сжав руки до белизны в костяшках, Ас гнал броник к развилке. Только бы проскочить ее раньше румына! Сашкин стрелок, дав короткую очередь из КПВТ, чуть тормознул противника. Это спасло их - Ас выскочил на перекресток первым, его догонял чужой БТР. Теперь румын висит на хвосте, и самое плохое - у него больше скорость. Неожиданно в корму машины что-то сильно врезалось тройным ударом: "Бум!-Бум!-Бум!" В кабине Аса загрохотали какие-то железные обломки, сверху закапало масло. Дорога шла под склон. Мотор заглох, бэтээр скатился и встал. Ас и его напарник не вылезли - просто вылетели из машины. Бросились в кювет и залегли, готовясь к бою. Но "чужак" так и не появился из-за холма - десант ведь был уже высажен, а бэтээр в бой вступать не захотел. Напарник сбегал в деревню за трактором. Изувеченный приднестровский бэтээр отбуксировали на ремонт. Машина получила в корму три крупнокалиберных патрона из КПВТ. Они сделали солидные дыры в корме и снесли половину мотора. Машину вскоре восстановили, но Саша стал горячо рваться в пехоту. В закрытой стальной коробке на него стали нападать приступы клаустрофобии. Хотелось вырваться наружу, на солнце и воздух. В душу вползал липкий страх, предчувствие того, что он заживо сгорит. Ведь БТР - великолепная мишень и потенциальная могила. Появился и случай избавиться от БТРа, но он не захотел им воспользоваться. "Эй, мужик, есть разговор!" - Аса как-то подозвали к себе шесть местных ополченцев. Почуяв неладное, он снял "калаш" с предохранителя и подошел к их костру. Он был уже бывалым воякой и для своего АК-74 использовал пулеметные магазины, патронов в них вмещается в полтора раза больше, чем в обычный. А патрон всегда был в патроннике. Ополченцы заявили ему, что машину он, мол, использует плохо, в бою участвует слабо. И лучше ему машину отдать подобру-поздорову. Ас наотрез отказался. - Ну, смотри, пожалеешь, - зло сказал ему кто-то, - Теперь бойся за свою спину! - У меня в рожке сорок пять патронов, - тихо процедил в ответ Сашка, - вас всего шестеро, и оружие валяется поодаль, а мой у меня в руках и снят с предохранителя. Я вот, чтобы не бояться за свою спину, сейчас просто всех вас убью... и уйду. В воздухе повисла томительная пауза. Ас сидел с автоматом с минуту, держа собеседников под дулом. Никто не дернулся к своим стволам, никто не шелохнулся. Тогда он встал, развернулся и зашагал как можно более спокойно, подавляя в себе желание обернуться. Он оглянулся лишь дойдя до близлежащего леса: все шестеро оставались сидеть на своих местах.

    НОВЫЕ ЗНАКОМЫЕ.

Война же продолжалась. Приднестровская война изобиловала абсурдом, нелепицами, темными делишками власть имущих. Следующим эпизодом в жизни Аса стала позиция у Днестра. Река текла прямо, среди садов, поворачивая за левый фланг обороны. Параллельно ей шла глиняная дамба, похожая на лимес - оборонительный вал древних римлян. А за дамбой тянулась дренажная канава метра в три шириной, в обиходе названная "арык". Добровольцы и ополченцы рыли окопы между дамбой и водокачкой, той самой, к которой ТСО отступил после боя у обелиска. Бородатый командир приднестровских ополченцев приказал окапываться впереди канавы, вплотную к лесу. Основной окоп здесь имел форму звездочки. В первой ячейке, возле "звездочки", установили и безоткатное орудие. Ас пытался убедить рыть окопы за канавой, ближе к дамбе. Ведь в ходе боя румыны могут сбить их с позиций, и тогда канава станет братской могилой для добровольцев. По густым зарослям леса противник мог незаметно подойти к позициям на бросок гранаты. Да и струя от безоткатного орудия могла бы зацепить "звездочку". Бородач, звали его Александр Александров, вполне серьезно заявил: "Все здесь умрем!" Он был полон решимости, и рыл окопы так, чтобы нельзя было отступать. Эту позицию он покидать был не намерен несмотря ни на что. Поругались тезки сильно. Потом стала ясна и логика Александрова в установке безоткатки - у орудия отсутствовали основные детали, она не действовала. Стояла же она ради психологического эффекта. Ас же не был склонен к такому риску и показной удали. Он осознавал и ответственность за других бойцов. В те же дни в отряд приехали Дмитрий Чекалин и Влад, профессиональные спасатели-альпинисты. Первый - темноволосый маленький, коренастый парень, второй - атлет, светловолосый и голубоглазый. Из тех, что ударом ломают кости. Он мог держать на пальцах вытянутой руки двадцатикилограммовый ящик. Ему больше подошел бы в руках не "калаш", а ДШК. Былинный богатырь, он и сам любил былины. (*Увидев его впервые, я подумал, что он чем-то похож на Петра Малышева - только почти вдвое крупнее.) Дима Чекалин и Александров что-то там сильно не поделили.

    x x x

Где-то в начале июля Аса ночью разбудил сильный гул. Включил радио. Там стоял крик: "Какой пи...рас отдал приказ выводить войска ночью?!" В ответ шло что-то невразумительное. А что случилось? Какой-то человек ("вредитель") приехал и предложил приднестровским гвардейцам незамедлительно оставить позиции, так как по условиям перемирия они переходили к румынам. Гвардейцы дисциплинировано снялись с мест и сели в машины. Объект "Крепость", мимо которого они двигались, предупрежден о ночном передвижении не был. Логично сочтя колонну за противника, "Крепость" открыла огонь и разгромила ее. В первых двух-трех грузовиках в живых не осталось никого. Кровь лилась из кузова ручьями. Знакомый Аса - местный четырнадцатилетний парнишка-молдаванин, заработал автомат, вынося трупы. А за несколько дней до того малец выпросил у Аса гранату Ф-1 и вкатил ее в подвал, где румынские бойцы собрались пить вино. Итог - четыре трупа. Вот он, современный пионер-герой.

    ПЕРЕМИРИЕ.

В Приднестровье приехал Лебедь. В воздухе стали постоянно висеть Ми-24. Артиллерия 14-й армии навела порядок и отбила у румын желание воевать. Добровольцы осознали, что война закончилась, и стали собираться домой. Ас ехал домой в грузовике с остальными добровольцами. Их остановили для обыска. Оружие искали местные милиционеры и приданные к ним "Удавы" - подрывники. Они были знакомы с Асом по совместным операциям на плацдарме у дамбы, поэтому "шмонать" не стали. Восьмерых же, у которых нашли всякую мелочь - патроны, рожки, гранаты, одним словом - сувениры, были арестованы. Дмитрий, по кличке Румын, отказался от своей сумки, где лежала какая-то мелочь из оружия: свобода дороже. Ночь арестованные просидели в тюрьме, где над ними всласть поиздевались местные гэбисты. Несколько раз выводили на расстрел, имитируя казнь. Кипучую деятельность развернул Влад, который за сутки нашел кого надо, и добился освобождения их всех. Влада поэтому справедливо считают вторым отцом для этих восьмерых парней. Путь домой Петра Малышева из-под Дубоссар тоже не был гладким. Фамилия ведь распространенная, там был хорошо известен казак - тезка и однофамилец, потому местные гебисты заподозрили что-то неладное. Несколько дней добровольцы провели в Тирасполе, прогуливая там остатки своих денег. Обменялись адресами и телефонами. Договорились при возможности поехать в Югославию драться за сербов. Пили с современными бандеровцами - бойцами из УНА-УНСО, взаимно зарекшись воевать друг против друга где-либо в дальнейшем. Парень из Литвы, профессиональный джазмен, показывал вершины своего искусства, приводя всех в восторг. Сейчас этот экс-музыкант и экс-доброволец стал священником. В Москве Ас зашел в журнал "Столица" за фотографиями - журналист фотографировал его в Приднестровье. Встретил его в редакции, располагавшейся тогда в Петровском Пассаже. Выяснилось, что журналист едет в Абхазию - и Ас решил съездить с ним. В августе на поезде доехали до Сочи, там добрались до пристани и сели в катер, буксировавший баржу в Абхазию. Оружия на судне не было, в случае атаки грузинских ВВС предполагалось баржу бросить и двигаться налегке. Грузины тогда контролировали участок на юге - Сухуми, а также на севере Абхазии - Гагры. Добрались до абхазского побережья без проблем. Ас услышал, а потом и увидел взлетающую "Сушку" - штурмовик Су-25. "Неужели аэродром?" Выяснилось, что самолет взлетал с шоссе. Среди абхазских ополченцев, кое-как вооруженных (иногда лишь охотничьими ружьями) выделялись обвешанные оружием чеченцы в белых рубахах. Были также и казаки. На следующий день Ас уехал в Сочи тем же путем. Из Москвы он поехал домой, в Сибирь. Работал грузчиком и сторожем. Неожиданно позвонил Андрей Нименко и сказал, что вышел на "канал" отправки добровольцев в Югославию. Сашка познакомился с Андреем в бою под Кицканами. Ас выехал в Москву, а оттуда - в Питер. Двое добровольцев из ТСО, Роман и Марк, в этот момент сели по "шитому" делу. Еврей Марк выделялся в Приднестровье тем, что ходил с большой звездой Давида на груди. Через некоторое время ожидания в Питере, где Ас с товарищами подрабатывали в охранной фирме, пришло новое указание - возвращаться в Москву. Я не зря столь подробно рассказал об Асе. Приднестровье послужило кровавым маяком, на свет которого слетелись отчаянные и пылающие обидой за державу. И оно же выковало солдат Третьей Мировой - ветеранов боснийских гор и лесов. Именно здесь - корни добровольцев 90-х. Приднестровью мною уделено слишком много внимания, оно сильно выпадает из общей канвы книги? Да нет, просто рассказал на примере одного парня, как рождался воин, чуткий и осторожный, как хищник, готовый к рывку. Русских в Приднестровье было много, тысячи, и нет возможности рассказать обо всех. Именно они щедро оросили кровью, но отстояли этот маленький клочок, узкую полоску Русской земли. (*Может быть, я не прав. Ас родился воином...)

ГЛАВА №3В НАЧАЛО ГЛАВЫДАЛЕЕ